На сегодняшний день около 38 млн человек по всему миру живут с ВИЧ. Более миллиона из них — в России. За последние годы выявление новых случаев наблюдается в более старших возрастных группах.
Первый шаг, который мы можем сделать, чтобы остановить эпидемию — сдать тест на ВИЧ. Это быстро, просто и, при желании, анонимно.
Расскажи
Ассоциация «Е.В.А.» создала проект, который поможет узнать больше о ВИЧ-инфекции. Делитесь нашими материалами с родными и близкими, с друзьями и членами семьи. Расскажите о ВИЧ - сохраните здоровье тех, кого любите.
про ВИЧ
Самое важное о ВИЧ
ВИЧ — сложно диагностируемая инфекция: после попадания вируса в организм наступает бессимптомная стадия, когда ни сами ВИЧ-положительные, ни другие люди не догадываются о его наличии. Однако человек с ВИЧ уже может передать инфекцию другому человеку. Поэтому очень важно знать, как передается ВИЧ и как от него защититься.
ВИЧ и СПИД: в чем разница, как передается и сколько живут люди с ВИЧ.
Вирус распространяется тремя способами:
Через кровь (при использовании нестерильного инструментария).
ВИЧ не передается при обычных повседневных контактах, таких как поцелуи, объятия, рукопожатия или при совместном пользовании личными предметами и употреблении продуктов питания или воды.
ВИЧ — это контролируемое хроническое заболевание, с которым можно жить полноценно.
Современные препараты снижают уровень вирусов в крови до неопределяемого, поэтому важно вовремя обнаружить вирус и начать лечение.
Если человек с ВИЧ соблюдает рекомендации врача и принимает лекарства, скоро он становится безопасным для своего партнера.
ВИЧ-положительные люди на лечении могут долго и счастливо жить, иметь семью, рожать здоровых детей и заниматься любимым делом.
Стереотипы, статистика, когда сдавать тест на ВИЧ и что делать, если результат положительный.
Делайте это правильно: частые ошибки при хранении и использовании презервативов.
Статистика по России
В последние годы
ВИЧ впервые диагностируется
в более старших возрастных группах
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
0%
100%
20%
40%
60%
80%
46 место
среди всех стран
по распространению ВИЧ
около 1,1 млн
человек имеют подтвержденный
ВИЧ-статус в настоящее время
67,8%
заражений произошло половым путем в 2021г
40 - 70 лет
30 - 39 лет
15 - 29 лет
Уровень смертности среди ВИЧ-положительных людей увеличился на 5,9% — 34 093 человека умерли за 2021 год. Эксперты связывают это с высокой смертностью из-за COVID-19
Заболеваемость ВИЧ за 2021 год составила 48,7 человек на 100 тыс. населения. В числе лидеров — 30 регионов, на которые приходится 70,2% новых случаев заражения
А что говорят врачи?
В обществе до сих пор гуляет множество мифов и заблуждений об этом заболевании.
В интервью с врачом-инфекционистом нам рассказали о «старении» ВИЧ-инфекции, самых шокирующих случаях, тестировании и что современная медицина уже знает о ВИЧ-инфекции.
Анна Баландина, врач-инфекционист.
более 10 лет работает с ВИЧ-плюс пациентами
— Как выглядит наиболее часто встречающееся проявление длительного не лечения ВИЧ инфекции — ВИЧ энцефалопатия? Ведь человек может не знать, что у него ВИЧ, длительное время лечить неврологические проявления каких-либо заболеваний, хотя достаточно сдать тест на ВИЧ и, возможно, причина недомоганий и проблем со здоровьем сразу станет ясна.
ВИЧ — энцефалопатия — это комплекс неспецифических симптомов, по которым заподозрить ВИЧ, на мой взгляд, не сложно, особенно если у человека нет других причин для этих расстройств. Основные проявления ВИЧ — энцефалопатии: когнитивные нарушения — снижается память, внимание, затрудняется речь, появляется рассеянность, замедленность, мнестическая, двигательная замедленность. Появляются другие двигательные проблемы, шаткость, слабость в конечностях. Эмоциональные проблемы: депрессия, апатия, тревога. В конце концов, из-за страдания вегетативной нервной системы, у человека появляются проблемы с тазовыми функциями, недержание, эректильные нарушения и страдает не только его работоспособность, но и самообслуживание в быту. Таким пациентам можно помочь, сдав вовремя тест на ВИЧ, диагностировав иммунодефицит, и как можно скорее начав лечение.

— Расскажите, о таком заболевании, как менингит. Ведь тоже довольно часто происходит так, что человек чувствует недомогание, головные боли, у него выявляют менингит, продолжительно лечат, но неуспешно, а на самом деле это может быть связано с поражением головного мозга ВИЧ-инфекцией?
Да, менингит может быть первым проявлением острой ВИЧ-инфекции, когда человек только заразился, антитела к ВИЧ у него ещё не выработались, поэтому анализ на ВИЧ ещё отрицательный, что может увести от правильного диагноза. Тогда диагноз ставится по совокупности данных, методом исключения других причин. А проявляется менингит интенсивной головной болью, тошнотой, рвотой, лихорадкой. Иногда, причиной менингита является не сама ВИЧ-инфекция, а так называемые оппортунистические инфекции.

— Неврологические оппортунистические заболевания — что это такое?
Это заболевания, которые появляются на фоне критического снижения иммунитета и вызваны возбудителями, которые в норме не поражают человека. Например, токсоплазма, цмв-инфекция, криптококковая, другие вирусные, грибковые и бактериальные инфекции, которые могут проявляться симптомами, похожими на другие неврологические заболевания. Например, инсульт, онкологию мозга, рассеянный склероз. Поэтому у пациентов в возрасте старше 45−50 лет, не нужно списывать все проблемы со здоровьем на возраст, а значит часто встречающиеся сосудистые, дегенеративные нарушения. Нужно помнить о ВИЧ, своевременно диагностировать, начать лечение, ведь только так человеку можно попытаться помочь и вывести из данного состояния.
Анна Викторовна Шаропина,
врач-дерматолог, к.м.н.
автор 21 научной работы, монографии и учебного пособия
Какие дерматологические заболевания могут быть поводом сдать тест на ВИЧ?
Если у пациента появляются кондиломы, папилломы, вирусные бородавки в большом количестве и постоянно появляются новые, это повод обследоваться на ВИЧ и на вирусные гепатиты. Если на теле появляется сыпь неясной этиологии и долго незаживающие ранки, инфицированные ранки – есть необходимость сделать тест на ВИЧ. ВИЧ-индикаторным заболеванием на коже может выступать саркома Капоши – подавляющее большинство пациентов с саркомой Капоши это ВИЧ-позитивные люди. Выявление признаков контагиозного моллюска на лице и зоне декольте является признаком иммунодефицита и также является весомым поводом сдать анализ на ВИЧ, ведь у людей с нормально работающим иммунитетом элементы моллюска локализуются в области половых органов.
Если у человека выявляется ВИЧ инфекция, назначается АРВТ, то по какому сценарию движется лечение кожных заболеваний у пациента?
Что касается как кожных, так и венерологических заболеваний при ВИЧ-инфекции, протоколы лечения могут отличаться от обычных стандартных принципов лечения, иногда нужны более высокие дозы лекарств или более продолжительные курсы терапии. Важный нюанс, который мы должны помнить, это обязательная проверка совместимости АРВ препаратов с теми лекарственными средствами, которые назначает врач дермато-венеролог. Для этого мы используем специальные калькуляторы совместимости.
Возможно, есть небольшая разница еще в том, что наши пациенты с ВИЧ-инфекцией более часто болеют себорейным дерматитом, лечение проходит немного дольше, но при этом схемы лечения остаются точно такими же. Хочу сказать, что за мою практику, если мы назначаем лечение по государственному стандарту ведения пациентов с кожными или венерологическими заболеваниями, там практически нет препаратов, которые были бы не совместимы с АРВТ.
— Какие еще характерные кожные заболевания могут быть обозначены при ВИЧ-инфекции?
Себорейный дерматит, он может быть и при уже выявленной ВИЧ-инфекции, после назначения АРВТ, так как некоторые препараты могут угнетать уровень витамина Д, и нередко мы направляем пациентов на денситометрию и смотрим, есть ли остеопороз. Недостаточность витамина Д – это одна из причин всех шелушащихся дерматозов, поэтому у пациентов с ВИЧ могут быть обострения атопического и себорейного дерматитов, а также ксероз, то есть патологическая сухость кожи.
Но наиболее часто мы все-таки встречаемся с вирусными заболеваниями. Локализация кондилом зависит от вида сексуальных контактов, которые используют партнеры. Кондиломы, папилломы, бородавки – это вирус папилломы человека, а на ослабленном иммунитете любая вирусная инфекция дает о себе знать. Герпетические инфекции присутствуют у большей части населения, но дают о себе знать, только когда есть проблемы с иммунной системой. Инфекционные дерматиты, это когда любая ранка или проблема с кожей, даже если это сухость и небольшая трещинка, она очень подвержена бактериальному инфицированию. Ведь мы все не стерильны, у нас на коже, если взять посев, то можно найти стафилококки, но у здорового человека это не дает никакой клинической картины. У пациентов с низким иммунитетом, это как правило, выливается в инфекционный дерматит, это ранки с незаживающими желтыми гнойными корочками на поверхности. Грибковые поражения слизистых, кандидозы ротовой полости, а также кандидозы со стороны уретры, влагалища. В итоге на фоне иммунодефицита у пациента могут быть поражения трех типов инфекций: бактериальные, вирусные и грибковые.
В таком случае, конечно, при проявлении каких-либо перечисленных выше симптомов и заболеваний, безусловно, нужно сделать тест на ВИЧ, если ранее пациент не был обследован. Далее, в случае выявления ВИЧ-инфекции, своевременно, т.е. сразу начать антиретровирусную терапию, чтобы не допустить снижения иммунитета и тем самым предотвратить развитие заболеваний кожи.
Марина Георгиевна Велихер,
врач-терапевт, ID-CLINIC
автор 6 научных публикаций - тезисы докладов в сборниках научных конференций
Ко мне, как к врачу-терапевту, могут и, наверное, приходят пациенты, которые не говорят о том, что у них ВИЧ, то есть это необязательно, люди могут быть давно на АРВТ, и на фоне лечения у них могут быть заболевания, которые никак не связанными с ВИЧ. То есть их заболевание «ВИЧ-инфекция» компенсировано и остальные заболевания лечатся так же, как и у других пациентов без ВИЧ. Но лучше, конечно, говорить врачу-терапевту о том, что у пациента есть ВИЧ и есть прием определенных АРВ-препаратов, чтобы была возможность при необходимости произвести коррекцию и соблюсти сопоставимость лечения.
— Скажите, пожалуйста, какие симптомы у пациентов в возрасте старше 45 лет при обращении к терапевту могут «сигнализировать», что необходимо сдать тест на ВИЧ?
Вообще всем пациентам, независимо от возраста и наличия каких-либо симптомов заболеваний, рекомендуется регулярно делать тест на ВИЧ, потому что терапевты должны говорить своим пациентам, что ВИЧ может протекать бессимптомно. Но что может все-таки насторожить? Например, при обращении с частыми инфекциями, мы спрашиваем, насколько часто пациент стал болеть за последние 1-2 года. Увеличение лимфатических узлов при любых инфекционных заболеваний – это нормально. Мы смотрим, увеличены ли лимфоузлы в начале заболевания и следим, остались ли они прежними при выздоровлении, в норме лимфоузлы должны уменьшиться после выздоровления. Если они остаются увеличенными, мы спрашиваем пациента, было ли такое ранее. И возможно было ли бессимптомное увеличение лимфоузлов до этого.
Другие инфекции, которые часто встречаются и могут насторожить терапевта, это например, кандидозы, налет на языке. Если желудочно-кишечная патология исключена, а налет и жалобы сохраняются, то это признак того, что нужно провести тест на ВИЧ.
— Что вы можете сказать о тех случаях, когда пациенты сами длительное время лечат у себя, например, как они думают, ангину, так как есть трудность в проглатывании пищи?
Да, бывает, что пациенты занимаются самолечением и тем самым создают трудности для диагностики, так как стирают клиническую картину и получают временное облегчение. Кандидоз полости рта и пищевода при ВИЧ-инфекции, которая еще не была диагностирована, но человек уже длительное время с ней живет, часто имеет сопутствующие высыпания и другие неспецифические признаки (слабость, утомляемость, головные боли).
— Какие, например, высыпания?
Они могут быть совершенно разные. Например, точечные мелкие язвочки на слизистых, на полости языка, щек и неба, похожие на стоматит. Если эти высыпания трудно поддаются лечению, или снова появляются в скором времени, это тоже повод сдать тест на ВИЧ в обязательном порядке. Часто к таким высыпаниям уже присоединяются бактериальные и гнойничковые инфекции. Что касается кожных высыпаний, то здесь может насторожить врача несколько вариантов, так называемых, масок: высыпания по типу кори, краснухи, мононуклеоза.
— Встречались ли в вашей практике случаи, когда на прием приходят пациенты старше 55 лет, которые жалуются, например, на головные боли, но наличие у себя ВИЧ-инфекции даже не предполагают, так как последний половой контакт у них был, например, 10 лет назад?
Пациенты в таком возрасте могут довольно длительное время отрицать возможность возникновения у них ВИЧ и со временем это может проявить себя в неспецифических симптомах, например, они могут обращаться с частой головной болью, нарушением сна и длительной диареей. Однако эти симптомы могут быть, конечно, у пациента и без ВИЧ-инфекции.
В своей практике я встречаю, так называемых, возрастных пациентов, которые знают о том, что у них есть ВИЧ-инфекция, но они не принимают терапию по ряду личных причин. В таком случае я расспрашиваю пациентов о причинах отказа, о той терапии, что, возможно, была ранее назначена и почему пациент ее прекратил принимать. Со своей стороны я считаю очень важно еще раз донести до пациента, что крайне важно снова дойти до СПИД-центра и начать прием антиретровирусной терапии, или вообще дойти до СПИД-центра, встать на учет и принимать терапию. Потому что только на фоне терапии и компенсации ВИЧ-инфекции можно сохранить качество и длительность жизни, снизить риск всех возможных осложнений и заболеваний.
более 10 лет работает с ВИЧ-плюс пациентами
— Как выглядит наиболее часто встречающееся проявление длительного не лечения ВИЧ инфекции — ВИЧ энцефалопатия? Ведь человек может не знать, что у него ВИЧ, длительное время лечить неврологические проявления каких-либо заболеваний, хотя достаточно сдать тест на ВИЧ и, возможно, причина недомоганий и проблем со здоровьем сразу станет ясна.
— ВИЧ — энцефалопатия — это комплекс неспецифических симптомов, по которым заподозрить ВИЧ, на мой взгляд, не сложно, особенно если у человека нет других причин для этих расстройств. Основные проявления ВИЧ — энцефалопатии: когнитивные нарушения — снижается память, внимание, затрудняется речь, появляется рассеянность, замедленность, мнестическая, двигательная замедленность. Появляются другие двигательные проблемы, шаткость, слабость в конечностях. Эмоциональные проблемы: депрессия, апатия, тревога. В конце концов, из-за страдания вегетативной нервной системы, у человека появляются проблемы с тазовыми функциями, недержание, эректильные нарушения и страдает не только его работоспособность, но и самообслуживание в быту. Таким пациентам можно помочь, сдав вовремя тест на ВИЧ, диагностировав иммунодефицит, и как можно скорее начав лечение.

— Расскажите, о таком заболевании, как менингит. Ведь тоже довольно часто происходит так, что человек чувствует недомогание, головные боли, у него выявляют менингит, продолжительно лечат, но неуспешно, а на самом деле это может быть связано с поражением головного мозга ВИЧ-инфекцией?
— Да, менингит может быть первым проявлением острой ВИЧ-инфекции, когда человек только заразился, антитела к ВИЧ у него ещё не выработались, поэтому анализ на ВИЧ ещё отрицательный, что может увести от правильного диагноза. Тогда диагноз ставится по совокупности данных, методом исключения других причин. А проявляется менингит интенсивной головной болью, тошнотой, рвотой, лихорадкой. Иногда, причиной менингита является не сама ВИЧ-инфекция, а так называемые оппортунистические инфекции.

— Неврологические оппортунистические заболевания — что это такое?
— Это заболевания, которые появляются на фоне критического снижения иммунитета и вызваны возбудителями, которые в норме не поражают человека. Например, токсоплазма, цмв-инфекция, криптококковая, другие вирусные, грибковые и бактериальные инфекции, которые могут проявляться симптомами, похожими на другие неврологические заболевания. Например, инсульт, онкологию мозга, рассеянный склероз. Поэтому у пациентов в возрасте старше 45−50 лет, не нужно списывать все проблемы со здоровьем на возраст, а значит часто встречающиеся сосудистые, дегенеративные нарушения. Нужно помнить о ВИЧ, своевременно диагностировать, начать лечение, ведь только так человеку можно попытаться помочь и вывести из данного состояния.
Анна Викторовна Шаропина,
врач-дерматолог, к.м.н.
автор 21 научной работы, монографии и учебного пособия
Какие дерматологические заболевания могут быть поводом сдать тест на ВИЧ?
Если у пациента появляются кондиломы, папилломы, вирусные бородавки в большом количестве и постоянно появляются новые, это повод обследоваться на ВИЧ и на вирусные гепатиты. Если на теле появляется сыпь неясной этиологии и долго незаживающие ранки, инфицированные ранки – есть необходимость сделать тест на ВИЧ. ВИЧ-индикаторным заболеванием на коже может выступать саркома Капоши – подавляющее большинство пациентов с саркомой Капоши это ВИЧ-позитивные люди. Выявление признаков контагиозного моллюска на лице и зоне декольте является признаком иммунодефицита и также является весомым поводом сдать анализ на ВИЧ, ведь у людей с нормально работающим иммунитетом элементы моллюска локализуются в области половых органов.
Если у человека выявляется ВИЧ инфекция, назначается АРВТ, то по какому сценарию движется лечение кожных заболеваний у пациента?
Что касается как кожных, так и венерологических заболеваний при ВИЧ-инфекции, протоколы лечения могут отличаться от обычных стандартных принципов лечения, иногда нужны более высокие дозы лекарств или более продолжительные курсы терапии. Важный нюанс, который мы должны помнить, это обязательная проверка совместимости АРВ препаратов с теми лекарственными средствами, которые назначает врач дермато-венеролог. Для этого мы используем специальные калькуляторы совместимости.
Возможно, есть небольшая разница еще в том, что наши пациенты с ВИЧ-инфекцией более часто болеют себорейным дерматитом, лечение проходит немного дольше, но при этом схемы лечения остаются точно такими же. Хочу сказать, что за мою практику, если мы назначаем лечение по государственному стандарту ведения пациентов с кожными или венерологическими заболеваниями, там практически нет препаратов, которые были бы не совместимы с АРВТ.
— Какие еще характерные кожные заболевания могут быть обозначены при ВИЧ-инфекции?
Себорейный дерматит, он может быть и при уже выявленной ВИЧ-инфекции, после назначения АРВТ, так как некоторые препараты могут угнетать уровень витамина Д, и нередко мы направляем пациентов на денситометрию и смотрим, есть ли остеопороз. Недостаточность витамина Д – это одна из причин всех шелушащихся дерматозов, поэтому у пациентов с ВИЧ могут быть обострения атопического и себорейного дерматитов, а также ксероз, то есть патологическая сухость кожи.
Но наиболее часто мы все-таки встречаемся с вирусными заболеваниями. Локализация кондилом зависит от вида сексуальных контактов, которые используют партнеры. Кондиломы, папилломы, бородавки – это вирус папилломы человека, а на ослабленном иммунитете любая вирусная инфекция дает о себе знать. Герпетические инфекции присутствуют у большей части населения, но дают о себе знать, только когда есть проблемы с иммунной системой. Инфекционные дерматиты, это когда любая ранка или проблема с кожей, даже если это сухость и небольшая трещинка, она очень подвержена бактериальному инфицированию. Ведь мы все не стерильны, у нас на коже, если взять посев, то можно найти стафилококки, но у здорового человека это не дает никакой клинической картины. У пациентов с низким иммунитетом, это как правило, выливается в инфекционный дерматит, это ранки с незаживающими желтыми гнойными корочками на поверхности. Грибковые поражения слизистых, кандидозы ротовой полости, а также кандидозы со стороны уретры, влагалища. В итоге на фоне иммунодефицита у пациента могут быть поражения трех типов инфекций: бактериальные, вирусные и грибковые.
В таком случае, конечно, при проявлении каких-либо перечисленных выше симптомов и заболеваний, безусловно, нужно сделать тест на ВИЧ, если ранее пациент не был обследован. Далее, в случае выявления ВИЧ-инфекции, своевременно, т.е. сразу начать антиретровирусную терапию, чтобы не допустить снижения иммунитета и тем самым предотвратить развитие заболеваний кожи.
Марина Георгиевна Велихер,
врач-терапевт, ID-CLINIC
автор 6 научных публикаций - тезисы докладов в сборниках научных конференций
Ко мне, как к врачу-терапевту, могут и, наверное, приходят пациенты, которые не говорят о том, что у них ВИЧ, то есть это необязательно, люди могут быть давно на АРВТ, и на фоне лечения у них могут быть заболевания, которые никак не связанными с ВИЧ. То есть их заболевание «ВИЧ-инфекция» компенсировано и остальные заболевания лечатся так же, как и у других пациентов без ВИЧ. Но лучше, конечно, говорить врачу-терапевту о том, что у пациента есть ВИЧ и есть прием определенных АРВ-препаратов, чтобы была возможность при необходимости произвести коррекцию и соблюсти сопоставимость лечения.
Скажите, пожалуйста, какие симптомы у пациентов в возрасте старше 45 лет при обращении к терапевту могут «сигнализировать», что необходимо сдать тест на ВИЧ?
Вообще всем пациентам, независимо от возраста и наличия каких-либо симптомов заболеваний, рекомендуется регулярно делать тест на ВИЧ, потому что терапевты должны говорить своим пациентам, что ВИЧ может протекать бессимптомно. Но что может все-таки насторожить? Например, при обращении с частыми инфекциями, мы спрашиваем, насколько часто пациент стал болеть за последние 1-2 года. Увеличение лимфатических узлов при любых инфекционных заболеваний – это нормально. Мы смотрим, увеличены ли лимфоузлы в начале заболевания и следим, остались ли они прежними при выздоровлении, в норме лимфоузлы должны уменьшиться после выздоровления. Если они остаются увеличенными, мы спрашиваем пациента, было ли такое ранее. И возможно было ли бессимптомное увеличение лимфоузлов до этого.
Другие инфекции, которые часто встречаются и могут насторожить терапевта, это например, кандидозы, налет на языке. Если желудочно-кишечная патология исключена, а налет и жалобы сохраняются, то это признак того, что нужно провести тест на ВИЧ.
Что вы можете сказать о тех случаях, когда пациенты сами длительное время лечат у себя, например, как они думают, ангину, так как есть трудность в проглатывании пищи?
Да, бывает, что пациенты занимаются самолечением и тем самым создают трудности для диагностики, так как стирают клиническую картину и получают временное облегчение. Кандидоз полости рта и пищевода при ВИЧ-инфекции, которая еще не была диагностирована, но человек уже длительное время с ней живет, часто имеет сопутствующие высыпания и другие неспецифические признаки (слабость, утомляемость, головные боли).
Какие, например, высыпания?
Они могут быть совершенно разные. Например, точечные мелкие язвочки на слизистых, на полости языка, щек и неба, похожие на стоматит. Если эти высыпания трудно поддаются лечению, или снова появляются в скором времени, это тоже повод сдать тест на ВИЧ в обязательном порядке. Часто к таким высыпаниям уже присоединяются бактериальные и гнойничковые инфекции. Что касается кожных высыпаний, то здесь может насторожить врача несколько вариантов, так называемых, масок: высыпания по типу кори, краснухи, мононуклеоза.
Встречались ли в вашей практике случаи, когда на прием приходят пациенты старше 55 лет, которые жалуются, например, на головные боли, но наличие у себя ВИЧ-инфекции даже не предполагают, так как последний половой контакт у них был, например, 10 лет назад?
Пациенты в таком возрасте могут довольно длительное время отрицать возможность возникновения у них ВИЧ и со временем это может проявить себя в неспецифических симптомах, например, они могут обращаться с частой головной болью, нарушением сна и длительной диареей. Однако эти симптомы могут быть, конечно, у пациента и без ВИЧ-инфекции.
В своей практике я встречаю, так называемых, возрастных пациентов, которые знают о том, что у них есть ВИЧ-инфекция, но они не принимают терапию по ряду личных причин. В таком случае я расспрашиваю пациентов о причинах отказа, о той терапии, что, возможно, была ранее назначена и почему пациент ее прекратил принимать. Со своей стороны я считаю очень важно еще раз донести до пациента, что крайне важно снова дойти до СПИД-центра и начать прием антиретровирусной терапии, или вообще дойти до СПИД-центра, встать на учет и принимать терапию. Потому что только на фоне терапии и компенсации ВИЧ-инфекции можно сохранить качество и длительность жизни, снизить риск всех возможных осложнений и заболеваний.
Где можно сдать тест на ВИЧ
Тестирование проходит просто, быстро и при желании - анонимно
Личные истории
Ирина Алексеева, ВИЧ-активистка. О принятии диагноза и жизни с ВИЧ, семье и отношении людей.
Вижу, что не все люди достаточно информированы. Реакция - страх
Личные истории
Вижу, что не все люди достаточно информированы. Реакция - страх
Личные истории
Елена Лунева, модель.
О любви к себе, мужчинах и сексе после 60.
Мы уже не в том возрасте, когда можно позволить о себе не думать
Личные истории
Елена Лунева, модель.
О любви к себе, мужчинах и сексе после 60.
Мы уже не в том возрасте, когда можно позволить о себе не думать
Елена Титина: «В нашем доме 5 человек живут с ВИЧ»
руководитель благотворительного фонда «Вектор жизни», председатель правления Ассоциации «Е.В.А.», г. Самара
В 2001 году я работала медсестрой хирургического стационара. В то время был большой дефицит кадров, у нас не было ни санитарок, ни вторых медсестер, во всем отделении я дежурила одна. Ночное дежурство. Раздается звонок. Голос в трубке уточняет мою фамилию и говорит - «У вас положительный анализ на ВИЧ, вам нужно прийти в СПИД-центр для уточнения». Все следующее часы своего дежурства я не помню...
Как медработник я знала про это заболевание, но не знала, как с ним жить. Первое, что я сделала - полезла в медицинскую энциклопедию, посмотрела, а там... СПИД. Смерть. Все очень мрачно. В то время не было социальных сетей, не было интернета, неоткуда было брать информацию. Каждый поход в СПИД-центр - был стрессом, напоминанием. Когда ты живешь, ты вроде бы забываешь, что у тебя есть ВИЧ, а потом, идя в СПИД-центр или обращаясь за медицинской помощью, вспоминаешь, потому что ты должна предупредить врача. Я понимаю, что в правовом аспекте сейчас я не обязана никого предупреждать, но как медработник, как ответственный человек, я всем говорила. При этом было очень страшно, что сейчас от тебя отвернутся, отвергнут.

***

Период изоляции у меня был лет семь-восемь. Я вообще предпочитала об этом не говорить. И группу взаимопомощи для ВИЧ-положительных людей я начала посещать только спустя 7 лет. Именно из-за страха и непринятия я закрывалась и не хотела думать о статусе. А когда пошла на группу, и начала общаться с другими людьми, слышать их опыт и делиться своим - это и помогло.
Первое время о моем статусе знали только две подружки и свекровь. Сначала я рассказала подружкам, они меня хорошо поддержали. Для меня их принятие было очень важно. Когда я поделилась со свекровью, она перепугалась, у нее был стресс, и ей потребовалось какое-то время, чтобы принять это. А вот моя мама узнала случайно, когда я уже была беременна вторым ребенком. У нас не было доверительных отношений и я предпочитала не рассказывать ей о своих проблемах. Мама отреагировала очень странно, возможно, тоже из-за стресса. Она позвонила моей свекрови, та сказала, что она уже все знает и пыталась ее успокоить, но мама ответила, что теперь она должна тщательно следить за своим здоровьем, потому что, когда я умру, мои дети достанутся ей. Такая вот странная реакция мамы. К сожалению, моя мама умерла гораздо раньше, от онкологии. А я, несмотря на свой ВИЧ, не собираюсь пока умирать.
После того, как я узнала о своем статусе, я начала много-много работать, чтобы заработать ребенку на жизнь. Тогда моему сыну было шесть лет. А рассказала я ему гораздо позже, когда сыну было четырнадцать. Я плакала, говорила, как для меня это важно, как я боюсь рассказывать. Он сказал: «Мам, мне вообще все равно, с чем ты живешь, я тебя люблю любую». И с тех пор у меня как груз с плеч. Мой сын – это моя главная поддержка. Он меня поддержал, когда я давала интервью и решила не скрывать свое имя, фамилию, свое лицо. Он даже согласился быть со мной на фотографиях. Он тогда сказал: «Мам, об этом очень важно рассказывать. Я вообще не понимаю, почему ты до сих пор стесняешься, нужно говорить».
Дочкам я рассказала, когда одной было восемь, другой шесть. Естественно, они уже знали, где я работаю. И однажды мы со старшей дочкой ездили на тренинг, у нас с собой была книжка «Капельки здоровья». Это детская сказка про принца, у которого ВИЧ, которая помогает деткам, живущим с ВИЧ, раскрывать диагноз бережно. Мы с дочкой прочитали эту сказку, и она спросила: «Мам, а у тебя есть ВИЧ?». У меня уже не хватило духу соврать, я говорю: «Да, есть». «Мам, а ты точно не умрешь?». Страх, что мама умрет, у нее, конечно, был. Я говорю: «Слушай, мы же с тобой читали сказку? Ты же помнишь, как там всё было? Нет, я не умру, я пью таблетки, у меня все хорошо». И этот ответ ее очень успокоил. И сейчас она у меня вообще в теме всего этого и даже пожертвования иногда из своих карманных денег каких-то пытается сделать в свои десять лет. Все мои дети здоровы, а муж тоже живет со статусом, но это у меня случилось так, а на самом деле очень много дискордантных семей, пар, где благодаря терапии и принципу Н=Н (Неопределяемый=Непередаваемый) только один человек ВИЧ-положительный.
Сейчас многие мои друзья знают о моем диагнозе. У меня не было такого, чтобы кто-то от меня отвернулся из-за моего ВИЧ-статуса или перестал общаться. То ли мне с окружением повезло,то ли я сама по себе уже уверенно об этом говорю. И после того, как я говорю, я, конечно, даю много информации, чтобы человек понимал, про что это.

***

Я не сталкивалась с жесткой дискриминацией, но были случаи, когда меня брали на прием в последнюю очередь, потому что у меня ВИЧ. Приходилось сидеть в очереди до последнего. Моему ребенку подписывали кроватку, ставили маркировку Z-21. Мне маркировали карту в стоматологии: перечеркивали и писали на ней – «ВИЧ». Я понимала, что это неправильно, поэтому я очень сильно всегда отстаивала свои права.
Когда подписали кроватку ребенку, я сначала пошла, честным образом пыталась договориться со старшей медсестрой, объяснить, что так не должно быть и это неправильно, но меня не услышали. Тогда я написала жалобу в Минздрав. В стоматологии я просто ушла и больше туда не возвращалась, я просто им сказала: вы поступаете противозаконно. Сейчас нашла адекватного врача.
Однажды меня уволили, я тогда работала в стоматологии. Начальник уволил меня без объяснения причин - я прихожу за отпускными, а на столе лежит заявление, написанное от моего имени, я должна была только подпись поставить. В 2002 году меня хотели уволить из больницы, с основного места работы. При этом о моем диагнозе тогда знала заведующая, заместитель главного врача. Меня сначала перевели на пост, второй медсестрой. Я работала, все в отделении знали о моем статусе. Потом пришел новый главный врач, сказал уволить в трехдневный срок. И мне предложили написать заявление по собственному желанию. Говорю: «Я не буду писать». Для меня это был такой стресс. Я позвонила в пару мест, в Комитет по труду, мне сказали, что это противозаконно. И я сказала: если хотите, увольняйте, я сама не буду увольняться. Меня перевели в архив, на бумажную работу, где я благополучно до 2019 года проработала, уходя в декрет периодически. Это была не такая важная работа, я уже на тот момент много чем интересным занималась, но это было очень болезненно и неприятно.

***

Когда я устала жить в страхе, я начала многое узнавать о ВИЧ. И в какой-то момент я поняла, что я не умру, я начала активно в эту тему погружаться, пошла учиться на равного консультанта, стала посещать тренинги, лидерство для ВИЧ-положительных женщин меня очень сильно вдохновило. Но тем не менее, я только недавно научилась говорить об этом открыто, жить с открытым лицом, рассказывать о своем ВИЧ-статусе. Наверное, сейчас это тот самый момент, когда я приняла свой диагноз. Я могу жить с ним спокойно, могу говорить о нем спокойно. ВИЧ стал моей профессией и я помогаю другим людям узнать их ВИЧ-статус, и если он положительный - поддерживаю и рассказываю, что с этим можно полноценно жить.

***

Самая главная проблема в том, что люди говорят «меня это не касается». Очень много людей обладает какими-то минимальными знаниями о ВИЧ. Люди, живущие со статусом, абсолютно ничем не отличаются от других людей. Это люди среди нас, даже есть где-то такая статистика, что из многоэтажного дома, как минимум, три человека живут со статусом. Вот в доме, где я живу, я точно знаю, пять человек живут с ВИЧ, включая меня, моего мужа, и еще двоих, потому что я просто о них знаю. А это просто обычный 12 этажный дом.
Сейчас, к счастью, я вижу меньше дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, опять же, в крупных городах ее стало гораздо меньше или вообще почти нет. Но в селах, в маленьких деревнях, там, конечно, с этим хуже. И поэтому, когда я рассказываю о своем ВИЧ-статусе, я говорю, что это может коснуться каждого. Мои интервью во многом поддерживают других людей. Ведь это правда, что с ВИЧ можно жить и не умирать, можно рожать детей здоровых и быть счастливыми. И я уверенно могу назвать себя счастливой, у меня есть все, замечательные дети, у меня есть муж, у меня есть собака даже, у меня есть интересная работа, которая мне, правда, нравится. Благодаря своему статусу, я научилась жить здесь и сейчас. Вот сегодня собака выгуляна, работа сделана, близкие рядом, все здоровы и это главное.
Ольга Еремеева, 52 года
узнала о ВИЧ в 45 лет
О своем статусе узнала я, можно сказать, случайно. Человек, с которым я жила 6 лет, попал в больницу с травмой головы, и потом в итоге скоропостижно умер, хотя врачи предполагали, что с такой травмой он скоро восстановится. При поступлении, перед операцией у него брали все анализы, через три недели сказали, что СПИД, и через несколько дней он умер. Мы не были женаты, поэтому информацию о диагнозе мне передала его семья. Я тяжело переживала и его смерть, и известие о ВИЧ, но у меня была почему-то надежда, что меня ВИЧ не коснулся. За год до этого мы уже прекратили жить вместе, хотя предполагалось, что это временное расставание, сексом мы не занимались. Он пытался меня завоевать обратно. К сожалению, он пристрастился к алкоголю. Я была уверена, что ВИЧ у него появился именно в этот последний год. В это же время он говорил мне, что скоро умрет, что у него какое-то заболевание связанное с кровью. Я подумала, что это может быть онкология или он это просто придумал. Подумать, что это может быть ВИЧ-инфекция, я не могла, потому что, во-первых, он совершенно не был похож на человека, у которого может быть ВИЧ, по тем моим представлениям, то есть он имел хорошую должность, статусность, он никогда не употреблял наркотики, он был далеко не «ходок», во-вторых, до наших с ним отношений, я сдавала анализы на инфекции и он тоже - все было в норме, по женской части у меня была не решена только проблема с эрозией. Даже не предполагала, что на ВИЧ это отдельный анализ, на который мне врач не давала направление, поэтому и была уверена, что все у нас хорошо. Почему нам не предложили сдать за одно и тест на ВИЧ, я не знаю. Если бы мы узнали о ВИЧ в самом начале, все могло бы быть сейчас по-другому...
Но тем не менее я понимала, что мне необходимо сделать тест на ВИЧ и решила, что пойду в свою женскую консультацию к гинекологу, и я помню, что мне почему-то было очень стыдно спросить направление на ВИЧ, так как в голове действительно у меня в мои 45 лет были представления о страшилках, о маргинальных личностях. Я сдала анализ, и лишь спустя 3 недели мне позвонил врач и попросил приехать за результатом. И тут я все поняла. За ответом мы поехали с моей дочерью, у нас близкие отношения, ей тогда было 23 года, и она меня очень хорошо поддержала тогда и сейчас, конечно, тоже.
После получения положительного результата, я сразу приехала в СПИД-центр, там я с трудом помню, что происходило, но после обследования, выяснилось, что мои анализы вирусной нагрузки не очень высокие, иммунитет был около 400 клеток, однако терапию я начала практически сразу же. Параллельно я проживала принятие диагноза, думала о скорой смерти, но мне кажется, что я как-то очень быстро пришла в осознание того, что с этим диагнозом можно жить очень долго и строить дальнейшие планы на жизнь.

***

Принять свой диагноз мне помогает только мой оптимизм, и поддержка близких. После того, как я уже начала прием антиретровирусной терапии, я все равно решила незамедлительно рассказать о своей ВИЧ-инфекции и своей маме, которой тогда было уже больше 70 лет, и подругам. Мне кажется, что лучше, чтобы они узнали об этом от меня, мне так легче и проще. И потом у меня было и остается ощущение, что я могу помочь людям, предотвратить появление такого диагноза, например, моим подругам, ровесникам дочери, внимательнее относиться к партнерам, которые у них есть. Я имею в виду, что сдавать тест на ВИЧ и просить своих, предполагаемых, партнеров предъявлять и этот анализ, или использовать презервативы. Хотя мы и пользовались первое время в наших отношениях презервативами, но в основном я полагалась на него, так как для меня тогда было чем-то постыдным зайти в аптеку и купить презервативы.

***

После нескольких месяцев жизни с ВИЧ и адаптации к диагнозу, я начала больше искать информации о ВИЧ, в этом мне помогала дочь. Затем в СПИД-центре проходил тренинг для равных консультантов, я на него попала, потому что в то время была активным участником группы взаимопомощи, а после и сама была организатором такой группы в Санкт-Петербурге. Я так же работала в своей области, занималась и продолжаю работать в сфере страхования жизни и имущества. Какое-то время участвовала в проекте Ассоциации «Е.В.А.» равной консультанткой для ВИЧ-положительных беременных и женщин с детьми в Санкт-Петербурге. И, видимо, я настолько была и информационно, и морально подготовлена к теме беременности и ВИЧ, что вышла замуж и 4 года назад у нас родились двойняшки, прекрасные две дочери. Конечно, девочки сейчас занимают большое количество моего времени, но у меня есть помощники, и я обязательно продолжаю заботиться о своем здоровье. Антиретровирусную терапию я не останавливала ни разу, чувствую себя отлично. Как и у других людей, у меня бывают простудные заболевания, у кого есть маленькие дети, меня поймут. Умудрилась как-то на руке палец сломать, или жизненные переживания, потеря близких, но опять же мой оптимизм не позволяет мне «опустить руки» и подумать о том, что могло бы быть все как-то иначе. Считаю, что все нам дается для чего-то и с благодарностью принимаю этот опыт, занимаюсь саморазвитием, различными практиками для поддержания здоровья и в теле, и в своей голове. Так что «в 45 лет жизнь только начинается».
Елена Титина: «В нашем доме 5 человек живут с ВИЧ»
руководитель благотворительного фонда «Вектор жизни», председатель правления Ассоциации «Е.В.А.», г. Самара

«В нашем доме 5 человек живут с ВИЧ»

В 2001 году я работала медсестрой хирургического стационара. В то время был большой дефицит кадров, у нас не было ни санитарок, ни вторых медсестер, во всем отделении я дежурила одна. Ночное дежурство. Раздается звонок. Голос в трубке уточняет мою фамилию и говорит - «У вас положительный анализ на ВИЧ, вам нужно прийти в СПИД-центр для уточнения». Все следующее часы своего дежурства я не помню...
Как медработник я знала про это заболевание, но не знала, как с ним жить. Первое, что я сделала - полезла в медицинскую энциклопедию, посмотрела, а там... СПИД. Смерть. Все очень мрачно. В то время не было социальных сетей, не было интернета, неоткуда было брать информацию. Каждый поход в СПИД-центр - был стрессом, напоминанием. Когда ты живешь, ты вроде бы забываешь, что у тебя есть ВИЧ, а потом, идя в СПИД-центр или обращаясь за медицинской помощью, вспоминаешь, потому что ты должна предупредить врача. Я понимаю, что в правовом аспекте сейчас я не обязана никого предупреждать, но как медработник, как ответственный человек, я всем говорила. При этом было очень страшно, что сейчас от тебя отвернутся, отвергнут.

***

Период изоляции у меня был лет семь-восемь. Я вообще предпочитала об этом не говорить. И группу взаимопомощи для ВИЧ-положительных людей я начала посещать только спустя 7 лет. Именно из-за страха и непринятия я закрывалась и не хотела думать о статусе. А когда пошла на группу, и начала общаться с другими людьми, слышать их опыт и делиться своим - это и помогло.
Первое время о моем статусе знали только две подружки и свекровь. Сначала я рассказала подружкам, они меня хорошо поддержали. Для меня их принятие было очень важно. Когда я поделилась со свекровью, она перепугалась, у нее был стресс, и ей потребовалось какое-то время, чтобы принять это. А вот моя мама узнала случайно, когда я уже была беременна вторым ребенком. У нас не было доверительных отношений и я предпочитала не рассказывать ей о своих проблемах. Мама отреагировала очень странно, возможно, тоже из-за стресса. Она позвонила моей свекрови, та сказала, что она уже все знает и пыталась ее успокоить, но мама ответила, что теперь она должна тщательно следить за своим здоровьем, потому что, когда я умру, мои дети достанутся ей. Такая вот странная реакция мамы. К сожалению, моя мама умерла гораздо раньше, от онкологии. А я, несмотря на свой ВИЧ, не собираюсь пока умирать.
После того, как я узнала о своем статусе, я начала много-много работать, чтобы заработать ребенку на жизнь. Тогда моему сыну было шесть лет. А рассказала я ему гораздо позже, когда сыну было четырнадцать. Я плакала, говорила, как для меня это важно, как я боюсь рассказывать. Он сказал: «Мам, мне вообще все равно, с чем ты живешь, я тебя люблю любую». И с тех пор у меня как груз с плеч. Мой сын – это моя главная поддержка. Он меня поддержал, когда я давала интервью и решила не скрывать свое имя, фамилию, свое лицо. Он даже согласился быть со мной на фотографиях. Он тогда сказал: «Мам, об этом очень важно рассказывать. Я вообще не понимаю, почему ты до сих пор стесняешься, нужно говорить».
Дочкам я рассказала, когда одной было восемь, другой шесть. Естественно, они уже знали, где я работаю. И однажды мы со старшей дочкой ездили на тренинг, у нас с собой была книжка «Капельки здоровья». Это детская сказка про принца, у которого ВИЧ, которая помогает деткам, живущим с ВИЧ, раскрывать диагноз бережно. Мы с дочкой прочитали эту сказку, и она спросила: «Мам, а у тебя есть ВИЧ?». У меня уже не хватило духу соврать, я говорю: «Да, есть». «Мам, а ты точно не умрешь?». Страх, что мама умрет, у нее, конечно, был. Я говорю: «Слушай, мы же с тобой читали сказку? Ты же помнишь, как там всё было? Нет, я не умру, я пью таблетки, у меня все хорошо». И этот ответ ее очень успокоил. И сейчас она у меня вообще в теме всего этого и даже пожертвования иногда из своих карманных денег каких-то пытается сделать в свои десять лет. Все мои дети здоровы, а муж тоже живет со статусом, но это у меня случилось так, а на самом деле очень много дискордантных семей, пар, где благодаря терапии и принципу Н=Н (Неопределяемый=Непередаваемый) только один человек ВИЧ-положительный.
Сейчас многие мои друзья знают о моем диагнозе. У меня не было такого, чтобы кто-то от меня отвернулся из-за моего ВИЧ-статуса или перестал общаться. То ли мне с окружением повезло,то ли я сама по себе уже уверенно об этом говорю. И после того, как я говорю, я, конечно, даю много информации, чтобы человек понимал, про что это.

***

Я не сталкивалась с жесткой дискриминацией, но были случаи, когда меня брали на прием в последнюю очередь, потому что у меня ВИЧ. Приходилось сидеть в очереди до последнего. Моему ребенку подписывали кроватку, ставили маркировку Z-21. Мне маркировали карту в стоматологии: перечеркивали и писали на ней – «ВИЧ». Я понимала, что это неправильно, поэтому я очень сильно всегда отстаивала свои права.
Когда подписали кроватку ребенку, я сначала пошла, честным образом пыталась договориться со старшей медсестрой, объяснить, что так не должно быть и это неправильно, но меня не услышали. Тогда я написала жалобу в Минздрав. В стоматологии я просто ушла и больше туда не возвращалась, я просто им сказала: вы поступаете противозаконно. Сейчас нашла адекватного врача.
Однажды меня уволили, я тогда работала в стоматологии. Начальник уволил меня без объяснения причин - я прихожу за отпускными, а на столе лежит заявление, написанное от моего имени, я должна была только подпись поставить. В 2002 году меня хотели уволить из больницы, с основного места работы. При этом о моем диагнозе тогда знала заведующая, заместитель главного врача. Меня сначала перевели на пост, второй медсестрой. Я работала, все в отделении знали о моем статусе. Потом пришел новый главный врач, сказал уволить в трехдневный срок. И мне предложили написать заявление по собственному желанию. Говорю: «Я не буду писать». Для меня это был такой стресс. Я позвонила в пару мест, в Комитет по труду, мне сказали, что это противозаконно. И я сказала: если хотите, увольняйте, я сама не буду увольняться. Меня перевели в архив, на бумажную работу, где я благополучно до 2019 года проработала, уходя в декрет периодически. Это была не такая важная работа, я уже на тот момент много чем интересным занималась, но это было очень болезненно и неприятно.

***

Когда я устала жить в страхе, я начала многое узнавать о ВИЧ. И в какой-то момент я поняла, что я не умру, я начала активно в эту тему погружаться, пошла учиться на равного консультанта, стала посещать тренинги, лидерство для ВИЧ-положительных женщин меня очень сильно вдохновило. Но тем не менее, я только недавно научилась говорить об этом открыто, жить с открытым лицом, рассказывать о своем ВИЧ-статусе. Наверное, сейчас это тот самый момент, когда я приняла свой диагноз. Я могу жить с ним спокойно, могу говорить о нем спокойно. ВИЧ стал моей профессией и я помогаю другим людям узнать их ВИЧ-статус, и если он положительный - поддерживаю и рассказываю, что с этим можно полноценно жить.

***

Самая главная проблема в том, что люди говорят «меня это не касается». Очень много людей обладает какими-то минимальными знаниями о ВИЧ. Люди, живущие со статусом, абсолютно ничем не отличаются от других людей. Это люди среди нас, даже есть где-то такая статистика, что из многоэтажного дома, как минимум, три человека живут со статусом. Вот в доме, где я живу, я точно знаю, пять человек живут с ВИЧ, включая меня, моего мужа, и еще двоих, потому что я просто о них знаю. А это просто обычный 12 этажный дом.
Сейчас, к счастью, я вижу меньше дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ, опять же, в крупных городах ее стало гораздо меньше или вообще почти нет. Но в селах, в маленьких деревнях, там, конечно, с этим хуже. И поэтому, когда я рассказываю о своем ВИЧ-статусе, я говорю, что это может коснуться каждого. Мои интервью во многом поддерживают других людей. Ведь это правда, что с ВИЧ можно жить и не умирать, можно рожать детей здоровых и быть счастливыми. И я уверенно могу назвать себя счастливой, у меня есть все, замечательные дети, у меня есть муж, у меня есть собака даже, у меня есть интересная работа, которая мне, правда, нравится. Благодаря своему статусу, я научилась жить здесь и сейчас. Вот сегодня собака выгуляна, работа сделана, близкие рядом, все здоровы и это главное.
Ольга Еремеева, 52 года
узнала о ВИЧ в 45 лет
О своем статусе узнала я, можно сказать, случайно. Человек, с которым я жила 6 лет, попал в больницу с травмой головы, и потом в итоге скоропостижно умер, хотя врачи предполагали, что с такой травмой он скоро восстановится. При поступлении, перед операцией у него брали все анализы, через три недели сказали, что СПИД, и через несколько дней он умер. Мы не были женаты, поэтому информацию о диагнозе мне передала его семья. Я тяжело переживала и его смерть, и известие о ВИЧ, но у меня была почему-то надежда, что меня ВИЧ не коснулся. За год до этого мы уже прекратили жить вместе, хотя предполагалось, что это временное расставание, сексом мы не занимались. Он пытался меня завоевать обратно. К сожалению, он пристрастился к алкоголю. Я была уверена, что ВИЧ у него появился именно в этот последний год. В это же время он говорил мне, что скоро умрет, что у него какое-то заболевание связанное с кровью. Я подумала, что это может быть онкология или он это просто придумал. Подумать, что это может быть ВИЧ-инфекция, я не могла, потому что, во-первых, он совершенно не был похож на человека, у которого может быть ВИЧ, по тем моим представлениям, то есть он имел хорошую должность, статусность, он никогда не употреблял наркотики, он был далеко не «ходок», во-вторых, до наших с ним отношений, я сдавала анализы на инфекции и он тоже - все было в норме, по женской части у меня была не решена только проблема с эрозией. Даже не предполагала, что на ВИЧ это отдельный анализ, на который мне врач не давала направление, поэтому и была уверена, что все у нас хорошо. Почему нам не предложили сдать за одно и тест на ВИЧ, я не знаю. Если бы мы узнали о ВИЧ в самом начале, все могло бы быть сейчас по-другому...
Но тем не менее я понимала, что мне необходимо сделать тест на ВИЧ и решила, что пойду в свою женскую консультацию к гинекологу, и я помню, что мне почему-то было очень стыдно спросить направление на ВИЧ, так как в голове действительно у меня в мои 45 лет были представления о страшилках, о маргинальных личностях. Я сдала анализ, и лишь спустя 3 недели мне позвонил врач и попросил приехать за результатом. И тут я все поняла. За ответом мы поехали с моей дочерью, у нас близкие отношения, ей тогда было 23 года, и она меня очень хорошо поддержала тогда и сейчас, конечно, тоже.
После получения положительного результата, я сразу приехала в СПИД-центр, там я с трудом помню, что происходило, но после обследования, выяснилось, что мои анализы вирусной нагрузки не очень высокие, иммунитет был около 400 клеток, однако терапию я начала практически сразу же. Параллельно я проживала принятие диагноза, думала о скорой смерти, но мне кажется, что я как-то очень быстро пришла в осознание того, что с этим диагнозом можно жить очень долго и строить дальнейшие планы на жизнь.

***

Принять свой диагноз мне помогает только мой оптимизм, и поддержка близких. После того, как я уже начала прием антиретровирусной терапии, я все равно решила незамедлительно рассказать о своей ВИЧ-инфекции и своей маме, которой тогда было уже больше 70 лет, и подругам. Мне кажется, что лучше, чтобы они узнали об этом от меня, мне так легче и проще. И потом у меня было и остается ощущение, что я могу помочь людям, предотвратить появление такого диагноза, например, моим подругам, ровесникам дочери, внимательнее относиться к партнерам, которые у них есть. Я имею в виду, что сдавать тест на ВИЧ и просить своих, предполагаемых, партнеров предъявлять и этот анализ, или использовать презервативы. Хотя мы и пользовались первое время в наших отношениях презервативами, но в основном я полагалась на него, так как для меня тогда было чем-то постыдным зайти в аптеку и купить презервативы.

***

После нескольких месяцев жизни с ВИЧ и адаптации к диагнозу, я начала больше искать информации о ВИЧ, в этом мне помогала дочь. Затем в СПИД-центре проходил тренинг для равных консультантов, я на него попала, потому что в то время была активным участником группы взаимопомощи, а после и сама была организатором такой группы в Санкт-Петербурге. Я так же работала в своей области, занималась и продолжаю работать в сфере страхования жизни и имущества. Какое-то время участвовала в проекте Ассоциации «Е.В.А.» равной консультанткой для ВИЧ-положительных беременных и женщин с детьми в Санкт-Петербурге. И, видимо, я настолько была и информационно, и морально подготовлена к теме беременности и ВИЧ, что вышла замуж и 4 года назад у нас родились двойняшки, прекрасные две дочери. Конечно, девочки сейчас занимают большое количество моего времени, но у меня есть помощники, и я обязательно продолжаю заботиться о своем здоровье. Антиретровирусную терапию я не останавливала ни разу, чувствую себя отлично. Как и у других людей, у меня бывают простудные заболевания, у кого есть маленькие дети, меня поймут. Умудрилась как-то на руке палец сломать, или жизненные переживания, потеря близких, но опять же мой оптимизм не позволяет мне «опустить руки» и подумать о том, что могло бы быть все как-то иначе. Считаю, что все нам дается для чего-то и с благодарностью принимаю этот опыт, занимаюсь саморазвитием, различными практиками для поддержания здоровья и в теле, и в своей голове. Так что «в 45 лет жизнь только начинается».
Самые распространенные мифы о ВИЧ
ВИЧ - серьезная проблема и крайне распространенное заболевание, вокруг которого собралось немало мифов. Предлагаем вам пройти небольшой тест, который поможет развенчать опасные заблуждения, касающиеся вируса иммунодефицита.
Начать тест
Миф 1. ВИЧ передается при поцелуях
Это не так. ВИЧ не передается через поцелуи, поскольку в слюне вируса содержится ничтожно мало. Невозможно передать вирус и при поцелуе «с языком». Имеет значение фактор наличия повреждений на слизистой, но, чтобы передать вирус, это должны быть массивные открытые раны с кровотечением.
Все верно! ВИЧ не передается через поцелуи, поскольку в слюне вируса содержится ничтожно мало. Невозможно передать вирус и при поцелуе «с языком». Имеет значение фактор наличия повреждений на слизистой, но, чтобы передать вирус, это должны быть массивные открытые раны с кровотечением.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 2. ВИЧ передается через прикосновения
Все правильно! Многолетние международные исследования доказали — ВИЧ не распространяется через прикосновения. Рукопожатия, объятия, разговоры на близком расстоянии и аналогичные виды физического контакта не передают вирус. ВИЧ передается при незащищенном сексе, через нестерильный инструментарий и от ВИЧ-положительной матери к ребенку.

Важно: ВИЧ не передается через слюну, пот или слезы!
Это неправда. Многолетние международные исследования доказали — ВИЧ не распространяется через прикосновения. Рукопожатия, объятия, разговоры на близком расстоянии и аналогичные виды физического контакта не передают вирус. ВИЧ передается при незащищенном сексе, через нестерильный инструментарий и от ВИЧ-положительной матери к ребенку.

Важно: ВИЧ не передается через слюну, пот или слезы!
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 3. ВИЧ передается через инфицированных насекомых
Нет, это невозможно. Даже если вас укусил комар, который до этого укусил ВИЧ-положительного человека, заражения не произойдет. Комары и другие кровососущие насекомые имеют отличную от человека генетическую структуру, поэтому они не могут передавать ВИЧ. Кроме того, кровососущий аппарат насекомых устроен так, что они могут только всасывать кровь, обратного тока крови нет.
Правильно!  Даже если вас укусил комар, который до этого укусил ВИЧ-положительного человека, заражения не произойдет. Комары и другие кровососущие насекомые имеют отличную от человека генетическую структуру, поэтому они не могут передавать ВИЧ. Кроме того, кровососущий аппарат насекомых устроен так, что они могут только всасывать кровь, обратного тока крови нет.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 4. ВИЧ передается через еду и воду
Верно! ВИЧ нестоек в окружающей среде и быстро погибает вне организма и без питательных сред, поэтому инфицироваться в быту, через воду и пищу невозможно. Вспомним, что вирус содержится в крови, сперме и вагинальном секрете, грудном молоке. В быту – через общие полотенца, постель, посуду, а тем более, воду и пищу, ВИЧ не передается.
А вот и нет! ВИЧ нестоек в окружающей среде и быстро погибает вне организма и без питательных сред, поэтому инфицироваться в быту, через воду и пищу невозможно. Вспомним, что вирус содержится в крови, сперме и вагинальном секрете, грудном молоке. В быту – через общие полотенца, постель, посуду, а тем более, воду и пищу, ВИЧ не передается.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 5. Если у человека ВИЧ – у него будут симптомы
И это не так. Многие месяцы, а то и годы ВИЧ может присутствовать в организме бессимптомно. При этом человек не ощущает проблем со здоровьем, но может передать ВИЧ другим. Отсутствия клинических проявлений заболевания можно избежать, если принимать эффективную противовирусную терапию, которая назначается бесплатно и подбирается индивидуально. Она позволит подавить вирус и продлить жизнь на долгие годы.
Правильно. Многие месяцы, а то и годы ВИЧ может присутствовать в организме бессимптомно. При этом человек не ощущает проблем со здоровьем, но может передать ВИЧ другим. Отсутствия клинических проявлений заболевания можно избежать, если принимать эффективную противовирусную терапию, которая назначается бесплатно и подбирается индивидуально. Она позволит подавить вирус и продлить жизнь на долгие годы.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 6. ВИЧ и СПИД — одно и то же
Тоже нет. ВИЧ — вирус иммунодефицита человека. Если человек ВИЧ-инфицирован, можно сказать только то, что вирус присутствует в организме. СПИД - необратимая стадия ВИЧ-инфекции, когда при отсутствии лечения неконтролируемый вирус поражает иммунные клетки, организм утрачивает способность защищаться от инфекций, опухолевых трансформаций и других внешних воздействий.


Эффективное лечение позволяет организму контролировать ВИЧ долгие годы и препятствует переходу ВИЧ инфекции в стадию СПИД.
Верно. ВИЧ — вирус иммунодефицита человека. Если человек ВИЧ-инфицирован, можно сказать только то, что вирус присутствует в организме. СПИД - необратимая стадия ВИЧ-инфекции, когда при отсутствии лечения неконтролируемый вирус поражает иммунные клетки, организм утрачивает способность защищаться от инфекций, опухолевых трансформаций и других внешних воздействий.

Эффективное лечение позволяет организму контролировать ВИЧ долгие годы и препятствует переходу ВИЧ инфекции в стадию СПИД.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф 7. Если в паре у обоих ВИЧ, то им не нужно защищаться
Тут все сложно.  Существуют разные штаммы ВИЧ, со временем они могут изменяться и мутировать. Если партнеры инфицированы разными штаммами, то они могут передать их друг другу, и возможны сложности в назначении эффективной терапии, так как не все препараты будут действовать на измененный вирус.
Однако современные лекарства могут снизить уровень вируса в организме — настолько, что он станет непередаваемым. Если это произойдет с обоими партнерами, средства защиты станут не нужны.

Правильный подход для каждой отдельной пары может определить только врач. Но помните: если риска передачи ВИЧ и не будет, останутся другие ЗППП, которые могут осложнить течение ВИЧ.
Тут все сложно. Существуют разные штаммы ВИЧ, со временем они могут изменяться и мутировать. Если партнеры инфицированы разными штаммами, то они могут передать их друг другу, и возможны сложности в назначении эффективной терапии, так как не все препараты будут действовать на измененный вирус.
Однако современные лекарства могут снизить уровень вируса в организме — настолько, что он станет непередаваемым. Если это произойдет с обоими партнерами, средства защиты станут не нужны.

Правильный подход для каждой отдельной пары может определить только врач. Но помните: если риска передачи ВИЧ и не будет, останутся другие ЗППП, которые могут осложнить течение ВИЧ.
Да, тут все сложно. Существуют разные штаммы ВИЧ, со временем они могут изменяться и мутировать. Если партнеры инфицированы разными штаммами, то они могут передать их друг другу, и возможны сложности в назначении эффективной терапии, так как не все препараты будут действовать на измененный вирус.
Однако современные лекарства могут снизить уровень вируса в организме — настолько, что он станет непередаваемым. Если это произойдет с обоими партнерами, средства защиты станут не нужны.

Правильный подход для каждой отдельной пары может определить только врач. Но помните: если риска передачи ВИЧ и не будет, останутся другие ЗППП, которые могут осложнить течение ВИЧ.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф №8: Барьерные методы контрацепции не защищают от ВИЧ
Верно. Этот миф основан на представлении людей о том, что в презервативах существуют микропоры, однако этот миф ничем не подтвержден, микропоры непроницаемы для вируса. Презерватив предотвращает передачу ВИЧ в 98% случаев, оставшиеся 2% относятся к неправильному использованию или использованию низкокачественных презервативов.
Неверно. Этот миф основан на представлении людей о том, что в презервативах существуют микропоры, однако этот миф ничем не подтвержден, микропоры непроницаемы для вируса. Презерватив предотвращает передачу ВИЧ в 98% случаев, оставшиеся 2% относятся к неправильному использованию или использованию низкокачественных презервативов.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф №9: ВИЧ-положительные матери всегда передают вирус своим детям
Нет, это не так. Передача ВИЧ от матери ребенку – может произойти на любом сроке беременности, во время родов и при грудном вскармливании. В основном, передача инфекции происходит в последние недели беременности и во время родов. Без профилактики частота передачи ВИЧ от матери ребенку составляет около 20%. Грудное вскармливание увеличивает риск передачи ВИЧ ребенку
почти в два раза. ВИЧ-положительные матери могут родить здоровых детей при условии своевременного начала и регулярного приема антиретровирусных препаратов, что позволяет подавить вирус до неопределяемого уровня и свести риск рождения инфицированного ребенка практически к нулю.

Следует отметить, что вирус может передаваться через грудное молоко, поэтому кормление грудью необходимо исключить.
Верно, не всегда. Передача ВИЧ от матери ребенку – может произойти на любом сроке беременности, во время родов и при грудном вскармливании. В основном, передача инфекции происходит в последние недели беременности и во время родов. Без профилактики частота передачи ВИЧ от матери ребенку составляет около 20%. Грудное вскармливание увеличивает риск передачи ВИЧ ребенку
почти в два раза. ВИЧ-положительные матери могут родить здоровых детей при условии своевременного начала и регулярного приема антиретровирусных препаратов, что позволяет подавить вирус до неопределяемого уровня и свести риск рождения инфицированного ребенка практически к нулю.

Следует отметить, что вирус может передаваться через грудное молоко, поэтому кормление грудью необходимо исключить.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Миф №10: Анализы на ВИЧ часто ложные

Не совсем. Наличие вируса в организме можно определить только по специальному анализу крови, который выявляет антитела к ВИЧ. Проблема в том, что антитела не вырабатываются во время инкубационного периода – периода от момента заражения до появления реакции организма в виде клинических проявлений «острой инфекции» и/или выработки антител.


Продолжительность обычно составляет от 4 недель до 3 мес, но в единичных случаях может увеличиться до 1 года. Диагноз ВИЧ-инфекции на данной стадии может быть лабораторно подтвержден обнаружением в крови пациента ВИЧ, его антигенов, нуклеиновых кислот. Современный высокочувствительный анализ крови на ВИЧ дает результат с точностью более 99%, если пройден инкубационный период.

Не совсем. Наличие вируса в организме можно определить только по специальному анализу крови, который выявляет антитела к ВИЧ. Проблема в том, что антитела не вырабатываются во время инкубационного периода – периода от момента заражения до появления реакции организма в виде клинических проявлений «острой инфекции» и/или выработки антител.


Продолжительность обычно составляет от 4 недель до 3 мес, но в единичных случаях может увеличиться до 1 года. Диагноз ВИЧ-инфекции на данной стадии может быть лабораторно подтвержден обнаружением в крови пациента ВИЧ, его антигенов, нуклеиновых кислот. Современный высокочувствительный анализ крови на ВИЧ дает результат с точностью более 99%, если пройден инкубационный период.

Верно. Наличие вируса в организме можно определить только по специальному анализу крови, который выявляет антитела к ВИЧ. Проблема в том, что антитела не вырабатываются во время инкубационного периода – периода от момента заражения до появления реакции организма в виде клинических проявлений «острой инфекции» и/или выработки антител.


Продолжительность обычно составляет от 4 недель до 3 мес, но в единичных случаях может увеличиться до 1 года. Диагноз ВИЧ-инфекции на данной стадии может быть лабораторно подтвержден обнаружением в крови пациента ВИЧ, его антигенов, нуклеиновых кислот. Современный высокочувствительный анализ крови на ВИЧ дает результат с точностью более 99%, если пройден инкубационный период.

Дальше
Проверить
Узнать результат
Отлично, вы узнали для себя много нового!
Можете еще поизучать тему, или поделиться сайтом со знакомыми.
Пройти еще раз
Вы неплохо разбираетесь!
Можете еще поизучать тему, или поделиться сайтом со знакомыми.
Пройти еще раз
Отлично! Вы хорошо знаете тему.
Теперь можете поделиться сайтом со знакомыми.
Пройти еще раз
Ассоциация «‎Е.В.А.»‎
Основные направления деятельности
Это объединение специалистов и активистов, которые помогают женщинам, живущим с ВИЧ-инфекцией или уязвимым к ней и другим социально значимым заболеваниям в России. Смотреть все проекты
Помощь женщинам с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями, а также их семьям и близким
Ресурсный центр для специалистов ВИЧ-сервисных НКО
Снижение стигмы в отношении людей с ВИЧ со стороны общего населения и врачей
консультирование по принципу «равный — равному», психологическая поддержка, социальное сопровождение
информационная и методическая поддержка, профильные мероприятия, организация безопасной экспертной площадки для обмена опытом и мнениями
Наши контакты
Телефон горячей линии сети Е.В.А. отвечает понедельник-пятница, 10.00 — 19.00 МСК
+7 921 913 03 04